Блог КукLab

Театр KукLab: воплощенный запрос в космос

Недавно в Москве появилась новая театральная площадка: театр KukLab на Смоленской. Открыли ее создатели театра «Таратумб», Антон Калипанов и Ольга Шайдуллина. Вся эта история похожа на какое-то невероятное чудо!

В разгар пандемии многие театры вообще закрываются, а вы вдруг открываете новую площадку. Как это произошло?

Ольга: Это, правда, чудо. Я думала, так не бывает. Нам просто позвонили и сказали: «Хотите свой театр?». Сначала мы подумали, что это шутка. Мы не так давно как раз спорили с Антоном. Нам поступили предложения стать худруками сразу из нескольких государственных театров, и мы не знали — соглашаться или нет. С одной стороны, это большие возможности. Но с другой, у нас не будет времени заниматься своим театром, своими артистами. Ты приходишь в новую семью, и там может случиться большая любовь, а может и не случится. Мы тянули, тянули с ответом… Антон говорит: «Давай соглашаться. Ты что думаешь, тебе кто-то позвонит и предложит построить свой театр?». А я говорю: «Да, я этого хочу. Хочу, чтобы у нас был свой независимый театр, свой дом». И вдруг пришло сообщение ровно с таким текстом — хотите свой театр? Видимо, сработал наш запрос в космос.

И кто ваш инвестор?

Ольга: Это удивительная женщина, я раньше с такими не встречалась. Она знает 4 языка, живет на две страны, у нее дети-билингвы. В общем, совсем другой уровень. Ей принадлежит это небольшое помещение на Смоленской. Она могла бы его и дальше сдавать в аренду, но устала от коммерции и решила сделать что-то для души. Каким образом она нас нашла, не понятно. Она не видела раньше ни одного нашего спектакля. Наверное, кто-то из знакомых посоветовал. Мы долго не верили в свое счастье, пока не началась стройка.

Это изначально была театральная площадка?

Антон: Вообще нет. Там в советское время был какой-то магазин, дом дизайнера, ателье. Там высокие потолки, метров по восемь, но для театра ничего не приспособлено. Полтора года мы сочиняли это пространство, чтобы каждый уголок рабтал. У нас зал на 50 мест с хорошим подъемом, сцена небольшая, 4 на 5 метров. Мы можем убрать кресла, освободить место и рассаживать зрителей как угодно. И еще арьер сцены будет развигаться: стена складывается гармошкой и открывает фойе — получается большое вытянутое прстранство, там можно ставить подиумы. Закупили все оборудование, свет, звук — так что в техническом плане мы хорошо оснащены.

И какая концепция у вашего нового театра?

Антон: Это будет дом для «Таратумба» — там мы будем играть весь свой репертуар. Но не будем зацикливаться только на себе, будем приглашать другие независимые коллективы, московские и не только. Сейчас как раз у нас open-call, мы ищем резидентов, можно подавать заявки. Но у нас будет не только театр, но и разные лаборатории, посвященные театру кукол, где дети, подростки (и может быть, даже взрослые) будут осваивать кукольное искусство.

Ольга: Да, мы хотим создать такой кукольный центр. Мы сделали в подвале большую мастерскую, где можно делать что-то руками. То есть мы будем преподавать не только актерское искусство, но и ремесло, чтобы дети проходили весь процесс от создания кукол, материальной части до премьеры. Мы приглашаем очень интересных преподавателей, художников. Вообще хотим привлечь интересных людей к театру кукол.
Нам кажется, что в Москве нет отдельной независимой площадки, которая занималась бы кукольным искусством во всех его видах: фигуративным театром, театром предмета, театром теней. Мы хотим, чтобы здесь кипела жизнь. Будут постоянные лаборатории, а будут и отдельные мастер-классы, короткие курсы по пластике, боди-арту и т. д. на один-два месяца. Мы хотели бы устроить лекторий, проводить маленькие встречи, устроить мастерские с блэк-аутом, работать с современными технологиями.

Расскажите про вашу премьеру, спектакль «Родители напрокат».

Антон: Почти год назад, в рамках «Детского Weekenda Золотой Маски» должна была состояться лаборатория по современным пьесам для детей, написанным в Мастерской Славы Дурненкова. Нас туда пригласили, и мы выбрали пьесу Кати Сивериной — это ее первая пьеса, она не драматург, работает редактором в издательстве. Мы серьезно подготовились, сделали декорации. Заехали уже на площадку Театра Наций, привезли хореографа из Петербурга, начали репетировать. И вдруг заходят девочки-организаторы, все белые: «Всё, „Золотой Маски“ не будет». Это было начало пандемии. Полгода декорации пролежали на складе, но мы решили не бросать эту историю, раз так много в нее вложили, и выпустить спектакль у себя.

О чем пьеса?

Ольга: По сюжету девочка Аня 10 лет решила, что ее родители могли быть и получше — не разрешают есть сладости на ночь, играть на компьютере и т. д. И вдруг у нее появилась возможность поменять их. Там есть волшебный каталог, где можно выбирать родителей. У тебя есть три попытки. И она три раза закидывает невод и попадает в разные семьи. В постановке у нас есть куклы, маски, буффонада. Наши актрисы работали в свое время с Полуниным, и знают, как существовать в таком стиле. У нас хороший, опытный хореограф. Хотим сделать с ней потом пластический спектакль с куклами для вечернего репертуара.

Вы начиали с традиционных постановок с национальным колоритом, а сейчас движетесь в сторону современного театра кукол.

Ольга: Нет, мы к этому еще вернемся. Будет и то, и другое. Просто смотришь на сегодняшний театр кукол: там все либо из дерева, либо из папье-маше. Но хочется какого-то разнообразия, расширить ассортимент, попробовать что-то новое — поиграться с пластиком, с цифровыми технологиями.
Антон: Но это не значит, что мы будем теперь работать только так. Мы хотим сделать спектакль по сказкам Сергея Козлова «На краю Африки», посвященный погибшему Владимиру Захарову, с его куклой на запястье — вот он будет теплым, ламповым, в хорошем смысле традиционным кукольным спектаклем.

Ссылка на оригинал статьи.
Автор: Марина Шимадина
О нас говорят